Айн Рэнд. Источник

После потока восторгов излитых мной в сторону книжки «Атлант расправил плечи«, мне задарили еще одну книгу Айн Рэнд «Источник». Которая, была написана до Атланта и по сути является разогревом. Рэнд вообще тяготеет к крупным формам, но три тома «Атланта» не отпугнули от двухтомника «Источника».

Алиса Зиновьевна Розенбаум эмигрировала в США из России в 1925 году. Уже после революции 1917го года, когда её семейство фармацевтов лишилось всего. Отсюда и жгучая нелюбовь к коллективизации и коллективизму, как способу развития общества.

Восприятие книги во многом зависит от вашей жизненной установки, но не исключено, что она может измениться после прочтения.

Но, «Атлант» — глубже, весомее и подрывнее. Будьте осторожны.

Цитаты взяты с портала LiveLib.ru и я внес свой посильный вклад в это мероприятие.

Чтобы сказать: «Я тебя люблю», надо научиться произносить Я.

Бесполезно быть изощренно ехидным, с людьми, которые даже не понимают, что ты изощренно ехиден.

— Мой дорогой друг, кто вам позволит?
— Это не главное. Главное — кто меня остановит?

Послушай любого пророка и, если он говорит о жертвенности беги. Беги, как от чумы. Надо только понять, что там, где жертвуют, всегда есть кто-то, собирающий пожертвования. Где служба, там и ищи того, кого обслуживают. Человек, вещающий о жертвенности, говорит о рабах и хозяевах. И полагает, что сам будет хозяином.

Толпа может простить что угодно и кого угодно, только не человека, способного оставаться самим собой под напором ее презрительных насмешек.

Честно говоря, человек, который любит всех и чувствует себя дома всюду, — настоящий человеконенавистник. Он ничего не ждет от людей, и никакое проявление порочности его не оскорбляет.

Все самое страшное в мировой истории свершалось во имя человеколюбия.

Большинство людей из кожи вон лезут, стараясь убедить себя, что они себя уважают. И, конечно, это стремление к самоуважению является доказательством его отсутствия.

Есть две вещи, от которых стоит избавляться как можно раньше: чувство личного превосходства и преувеличенное уважение к половому акту.

Ты замечал, что идиоты всегда улыбаются? Первое нахмуривание лба у человека – это первое прикосновение Господа. Прикосновение мыслью. Но у нас не будет ни Господа, ни мысли. Только одобрение улыбкой.

Это судно служит не для прибытия куда-то, а наоборот, для ухода откуда-то. Я делаю стоянку в порту лишь для того, чтобы почувствовать еще большую радость ухода. Я всегда думал: вот еще одно место, которое не может удержать меня.

В абсолютном смысле эгоист отнюдь не человек, жертвующий другими. Это человек, стоящий выше необходимости использовать других. Он обходится без них. Он не имеет к ним отношения ни в своих целях, ни в мотивах действий, ни в мышлении, ни в желаниях, ни в истоках своей энергии. Его нет для других людей, и он не просит, чтобы другие были для него. Это единственно возможная между людьми форма братства и взаимоуважения.

Люди хотят, чтобы их окружали только зеркала. Чтобы отражать и отражаться. Знаешь, как бессмысленная бесконечность, в которую вступаешь в узком зеркальном коридоре. Так бывает в очень вульгарных гостиницах. Отражение отражений, эхо эха. Без начала и без конца. Без источника и цели.

Кратчайшее расстояние между двумя точками не прямая, а посредник. И чем больше посредников, тем короче путь. Такова психология ватных душ.

Мышление – свойство индивидуума. Нет такой сущности, как коллективный мозг, нет такой сущности, как коллективная мысль. Согласие, достигнутое группой людей, — это лишь компромисс, усреднение множества частных мыслей. Оно вторично.

Не пытайся сразу разрушить все храмы – напугаешь людей. Воздвигни храм посредственности – и падут все храмы.

Книжка есть у меня и ждет новых читателей, желающие из Челябинска  — связываются удобным способом через профиль.