Я — свидетель.

 Эту историю я уже не раз грозился рассказать в своем блоге, но как-то всё не набирался духу. Она не очень веселая и достаточно длинная. Поэтому если вы с трудом читаете тексты более 1000 печатных знаков или по жизни не любите «заморачиваться», то смело пролистывайте дальше.

Те же, кто осилит, отчасти поймут мое болезненное отношение к ряду тем.

А сегодня вспомнил и про полеты над Калачевкой , и эта ужасная история с девочкой. В общем рассказываю.

Дело было летом 2006 года, в то время, будучи студентом, я подрабатывал в одном гламурном челябинском издании. И в середине июня, у дружного коллектива нашего журнала намечались рекламные съемки на частном аэродроме «ЧелАвиа», что в Калачевке (20 км. от Челябинска). При всей моей любви к авиатехнике и отсутствии опыта подобных съемок, я вызвался в этот выходной побыть редакционным водителем, который привезет всю дружную компанию на аэродром и доставит обратно.

Мы приехали раньше, чем герои съемок и поэтому бродили по прилегающей территории, фотографировались с самолетами и смотрели на настоящих пилотов.

Аэродром Калачево находится рядом с дорогой ведущей в город Еткуль, его прекрасно видно с трассы. Асфальтированная взлетная полоса длиной 600 метров, предназначена для малой авиации.

Из-за угла выпрыгнул наш фотограф: «Там похоже авария на трассе, я быстренько съезжу, пока наши звезды не приехали».
«Подожди, я с тобой» — зачем-то сказал я, схватил аптечку из багажника и сел к нему в машину.

- Я стоял, курил и тут бабах! И столб пыли, аж со стоянки видно (там метров 700 от трассы – прим. авт.) – Возбужденно пересказывал он, уже в машине.

Пролетев по грунтовой дороге около километра, мы оказались на месте. Уже собралась толпа зевак. Многие стояли с мобильниками. На одной полосе стояли две Лады 2110. Столкновение лобовое.

Я подошел ближе. Перед у машин был раскурочен, на асфальт что-то вытекало. В белой машине было 4 человека без сознания, в сером хэтчбеке – один.

Тоже, схватил телефон и начал набирать службу спасения, возвращаясь к машине фотографа. Самостоятельно воспользоваться аптечкой я даже не успел подумать. Потому что там было все серьезно.

- Давай вернемся на аэродром, там должны быть медики – бросил я фотографу и мы понеслись обратно.
Забежав в диспетчерскую, я начал кричать, звать врачей. На встречу выбежали две молоденьких девочки, вкратце объяснил им ситуацию, попросил взять медикаменты и мы вчетвером понеслись обратно.

Толпа собиралась всё больше. Прошло уже больше 10 минут с момента столкновения, но к машинам, так никто и не решался подойти. Люди просто смотрели, что будет дальше. Кто-то, кто видел момент столкновения, оценив масштаб проблемы, садились в машины и уезжали.

Я подошел к белой машине и попытался открыть дверь, чтобы дать доступ медикам. Она была заблокирована. Потом стали подходить мужики и тоже пытаться открыть хоть что-нибудь.

В белой машине было четыре парня: водитель, пассажир на переднем, и двое на заднем. Всем около 30-35. Парень, сидящий на заднем справа, видимо умер в самом начале. Он уткнулся головой в сиденье и был уже синий, когда мы привезли медиков. На переднем пассажирском – что-то неразборчивое стонал. Водитель пришел в себя после шока и стал орать от боли. Сидящий за ним — скрипел, немного ворочался, но быстро замолчал.

В сером хэтчбеке был тучный мужчина, лет 60. Когда мы вернулись, он тоже с хрипом начал кричать.
Девушки оказались не очень подготовлены к такому раскладу. Они достали нашатырь и стали давать его нюхать пострадавшим через разбитые очевидцами окна.

Кто-то нашел лом и мужики принялись раскурочивать двери машин. Вскрыли, но доставать пострадавших все боялись, мало ли, чего у них повреждено.

Время тянулось очень медленно, кажется за эти 20 минут я прожил целую жизнь. Кто-то подключался к извлечению пострадавших, кто-то отходил в сторону курить, кто-то просто смотрел с метров 20 что происходит. Кто-то взял на себя функции по регулировке движения.

Полный хаос и сумятица. Все были как парализованные. Люди уходили от нас прямо на глазах.
Я до этого никогда не видел трупов так близко, и вот на глазах: жизнь покидает человека. Он затихает, синеет и обмякает.

Спасатели приехали через 30-35 минут после вызова. Вместе с ними 2 экипажа ДПС. К тому моменту, четверо из 5 пострадавших были мертвы.

Скорая, в виде сельского уазика-буханки, приехала через 50 минут и забрала единственного выжившего, водителя белой машины.
При этом нужно сказать, что когда его доставали из машины спасатели, на нем обнаружились милицейские серые штаны с красной полоской и кобура от табельного оружия. ДПСники тут же кинулись искать пистолет, не завалился ли куда. Связались с диспетчерской, выяснили кто он. И минут через 10 им дали подтверждение, что оружие он сдал в часть.

Всё время с момента прибытия, сотрудники ДПС, расхаживали по месту происшествия, фотографировали и звонили по мобильному.

Вот один из разговоров ДПС, который врезался в память:
- Прикинь чё. Я сейчас у аэродрома на Калачёвке, тут лобовое, четыре трупа! Но водила – наш, он жив. Да, Копейский…

В общем выжившего, с воплями увезли. Я всё это время находился на месте аварии и многие вновь прибывшие начали показывать на меня пальцем, что типа «он — свидетель».

Я пошел напрямую, через поле к аэродрому. Отошел метров 20 и обернувшись сделал пару кадров, на фотоаппарт, который всё это время был закреплен на поясе.

Шел подавленный и думал. Думал о человеческой жизни, о беспомощности, о своей неподготовленности, о несправедливости. За моей спиной лежали несколько человек, которые еще недавно были живыми, а теперь это просто холодная плоть.
Но на этом история, к сожалению не заканчивается…

Я вернулся к своей редакции, и были съемки, были полеты наших "героев" на самолетах. Даже мне предложили прокатиться на вертолете, за компанию.

Мы взлетели, а слева на дороге всё так же стояли две машины и около них лежали четыре черные точки, когда-то бывшие людьми. С вертолета очень красивый вид на землю, мы пролетали над полями, пролесками, над карьерами в которых купались и отдыхали люди. И мне, как человеку впечатлительному подумалось, что «Эти» из машин, сейчас вот также могут летать, смотреть сверху вниз на людей, их жизнь. Можно зависнуть над Коркинским карьером или полюбоваться как солнце заходит в Шершни.

Потом мы поехали в город, но при свороте с аэродрома меня остановил ДПСник работавший на месте происшествия.

«Вот, он всё видел» — сказал, наш фотограф экипажу и они попросили меня заполнить протокол. Прошло уже около 3 часов с момента… И на месте происшествия остались только разбитые машины, зеваки разъехались, трупов – увезли. Ко мне подошла девушка лет 25, и спросила: «Вы видели, как произошла авария?»

- Нет, я приехал где-то через 2 минуты, после столкновения.
- В серой машине был мой отец, скажите, он был жив, когда вы приехали?
- Да, он был жив. Сначала он молчал, потом начал что-то хрипеть. Мы привезли медиков, но они не смогли помочь.
- Он, что-нибудь сказал перед смертью?
- Нет, он ничего не сказал…
- Но, как так произошло?! Ведь он ехал в совершенно противоположную сторону, в Еткуль к нашей бабушке. А милиционеры говорят, что он во всем виноват и что он выехал на встречку. Но ему было 60 лет, и он ехал в противоположном направлении, никуда не торопился, сегодня ведь воскресение, он никогда не гонял.
- Возможно, машину вашего отца просто развернуло от удара. Удар был очень сильным и спидометр белой машины застыл на показаниях 125 км/ч. Там были молодые парни, видимо они отдыхали на озере и выпивка кончилась, вот поехали до магазина и встретили вашего отца…
- Вы их видели?
- Да, за рулем был какой-то мент, судя по всему. К сожалению вашего отца уже не вернуть, мне очень жаль. Я сделал, что мог. Но они его в любом случае выгородят. Но, если что я сделал пару фотографий, когда уходил отсюда. Если, что можете позвонить мне и забрать их.

Я оставил девушке свой номер мобильного. Заполнил протокол ДПС и вернулся в город.

Через неделю она мне позвонила и попросила фотографии. Я записал их на болванку и завез ей на работу. Она, поблагодарила и сказала, что они будут искать правду в суде. Рассказала, что выживший милиционер оказался какой-то шишкой и что он хочет выставить виноватым её покойного отца. Что ей отказываются платить компенсацию и вообще оказывают давление. А мент, уже выписался из больницы и вернулся домой.

Я опять сказал, что к сожалению ничего изменить нельзя, и я со своей стороны сделал всё, что мог.

Через месяц, меня вызвали в прокуратуру Копейска по этому делу, как свидетеля. Я сначала отказывался, но после определенных фраз — согласился. Обратился за советом к отцу, тот вызвал юриста, который и проинструктировал меня как себя вести: «Ничего не читая — не подписывать. На рожон не лезть. Сказать, что ничего не помню, ничего не видел». Как не видел я бутылок из под пива и водки в белой машине, как не унюхал, что в машине пахнет алкоголем (ну там всем могло пахнуть после токого-то). В общем, позиция: «я — не я, и хата не моя». С этим и приехал в Копейскую прокуратуру, отпросившись с работы.

Еще через месяц, я стал уже забывать об этом происшествии. Выдался непростой год и я поехал отдохнуть к морю. Радовался солнцу и свободному времени. И как-то в 6 утра у меня, в роуминге, зазвонил телефон.

- Алло?!
- Здравствуйте, это по поводу аварии, я дочка того мужчины, который разбился в серой десятке…
- Не звоните мне больше! Я сделал всё что мог! Я сейчас в роуминге и у меня 6 утра! – ответил я и скинул вызов. А потом лежал на кровати и не мог уснуть. Смотрел, как солнце встает, как начинается новый день и никто из моих спящих друзей не знает той истории, в которую я вляпался из-за своего любопытства и врожденного чувства справедливости.

После этой истории я пристегиваюсь ремнем безопасности раньше, чем включаю ключ зажигания, не иду на обгон, если условия не позволяют, редко разгоняюсь больше 100 на трассе, хотя машина позволяет. Раз в полгода покупаю свежую аптечку, всегда включаю ближний свет фар и разъясняю пассажирам последствия, если они не хотят пристегиваться, на задних сиденьях.

Но гораздо чаще я думаю о том, что моя жизнь может оборваться в любой момент, даже в самый солнечный день. И стараюсь жить, так чтобы не было обидно что, что-то не успел или не сказал.

Немного жалею о проявленном малодушии, тогда, когда отказался свидетельствовать «против». Но, с другой стороны, мне только исполнилось 20 лет и до этого, мне не приходилось сталкиваться с "органами", пусть и в качестве свидетеля.

Я склонен взваливать на себя ответственность, за то, на что не могу повлиять и пусть это будет моим маленьким загоном. Но каждого из вас, дочитавшего до этого места, я прошу помнить, что наша жизнь очень коротка и непредсказуема и мы не вольны знать, что случится завтра. Поэтому живите на полную катушку, признавайтесь в любви и ненависти, не откладывайте на потом. И берегите себя и окружающих. Пристегивайтесь, соблюдайте правила и никогда не садитесь за руль в нетрезвом виде.

P.S. Этот текст, достаточно долго жил во мне, как и описанная история. Теперь я наконец могу избавиться от него, передав широкому кругу. Но, наверно, еще не скоро смогу окончательно успокоить себя фразой: «я сделал всё, что мог». Поэтому, вы можете взять его или при необходимости кинуть ссылку знакомым, которые легкомысленно относятся к вождению автомобиля. Основная мысль содержится в двух последних абзацах. Берегите себя и окружающих и никогда не проявляйте малодушия, чтобы потом не жалеть.

P.P.S Я нарочно не выложил, фотографий, которые упоминаются в тексте. Это не для слабонервных. Пусть они остануться байтами на моем жестком диске, но не больше. Всем — мир.

  • http://lmrmolodoy.livejournal.com/ lmrmolodoy

    Всё верно. Аварии — жесть. Никому не пожелаю. К твоим пунктам могу добавить: постараться сразу купить пусть менее мощную и пафосную, но — более безопасную машину. И вовремя менять шины с летних на зимнии. Помогает…

    • http://olegkitchenko.com/ kitchenko

      Поддерживаю насчет машины. Но, главное — здравый ум.
      Уж ты то побывал в автоперердрягах, хорошо, что всё обошлось. Береги себя и свою любимую.

  • http://miss_savvy.livejournal.com/ miss_savvy

    Я помню, ты рассказывал про эту историю. Мне тоже очень врезалось в память…

  • http://pseudo_aki.livejournal.com/ pseudo_aki

    спасибо, отрезвляет.
    как бы это всё донести до самых лихих водил…

  • Anonymous

    История, конечно, жесть.
    «и вот на глазах: жизнь покидает человека» Я никогда такого сам не наблюдал близко. Осознание этого с одной стороны всегда вызывает страх. Часто приходят подобные мысли о беспомощности и хрупкости человеческого существования.
    А с другой стороны смерть всегда вызывала у людей, кроме страха и отвращения, такой же по силе интерес, как это ни парадоксально.
    Однако же все-таки не хотел бы оказаться «свидетелем».

    А по поводу того, что ты смог сделать, а что нет — в любом случае, спасти людей было не в твоих силах, а остальное неважно. Если людей не вернуть, то глубоко не принципиально, кого признают виновным и т.д. Вряд ли этот выживший ДПСник будет после этого лихачить и нарушать правила. По крайней мере, хочется на это надеяться. И в том, чтобы он, например, был наказан государством, если он виноват, не вижу особой необходимости. Он итак уже достаточно наказан. Ему с этим жить до конца его дней.
    Так что, на мой взгляд, смысл твоего участия в этой истории я вижу в получении тобой какого-то жизненного опыта, который позволит тебе в будущем с большей вероятностью избежать подобных ситуаций.