Недатчик

По весне набухают почки,   а также печень, селезенка и все остальные органы. Мозг периодически омывается мутной жидкостью неизвестного происхождения. После зимнего анабиоза первые солнечные лучи запускает в человеческом организме воистину волшебные процессы. И все эти набухшие органы тебя переполняют. Хочется скорее излить их.

Это как если бы вы гуляли в парке с друзьями, сидели в кафе и под елками,  попивая пиво. И в один момент, когда вы уже выходили в город, вам очень захотелось в туалет. Вы подбегаете к домику туалета, а там длинная очередь.
Учительница решила на дорожку сводить детей в уборную. И вы подпрыгиваете,
оценивая расторопность детишек и отсутствие в округе укромных мест, переминаетесь с ноги на ногу.

Примерно так иногда переполняет весна.

Именно в этот период буйства жизни мы познакомились. Все начиналось
безобидно с разговоров о фильмах, книгах, театре. Со странной легкостью переместились ко мне домой. Мы цедили чай из пакетиков и беседовали, беседовали… Обсуждали общих знакомых, прошлые отношения. Горка чайных пакетов в ведре, которые были похожи на дохлых мышей, свидетельствовала о том, что сидим мы достаточно давно. Расставшись в 5 утра мы встретились на следующий день и карусель завертелась.

Мы оба понимали что «не стОит», но так хотелось. Полуночные разговоры и чай
из пакетиков казались очень романтичными поначалу, но хотелось продолжения.
Весна ведь.

Надо заметить, что подруга моя оказалась девушкой чувственной и способность
любить ушами использовала на полную катушку. Видимо на этом фоне ее начало
беспокоить сердце: учащенное сердцебиение, повышенная переутомляемость и прочие девичьи радости.

Через неделю общения я стоял на пороге ее квартиры, с букетом, для знакомства с мамой. Мама – детский врач была не по детски иронична и
представлялась последним препятствием на пути к чему-то большему, чем
разговоры. Она смотрела на меня как на очередного пациента, помочь которому не в силах, да и смысл? Само пройдет.

Не проявив особого энтузиазма к моему визиту, мама удалилась в свою комнату,
оставив нас наедине с чайником и вазочкой для конфет, которая доверху была
наполнена лекарствами и витаминами. «Хороший знак» — подумал я про поведение мамы.

Мы встретились на следующий день и собирались поехать ко мне. Я предвкушал:
рубеж будет взят!

Она села в машину со словами:

- Ты не представляешь! Мама сегодня отправила меня к своему знакомому
кардиологу. Помимо того что меня заставили полчаса крутить велотренажер, перед этим облепив датчиками, они еще и с собой один дали, смотри – она приподняла пуховик, и на фоне загорелой кожи, на ремешке у бедра висела серая коробочка с надписью
Mitsubishi от которой тянулись провода куда-то вверх – представляешь? И по всему телу присоски. Уж лучше бы я молчала про свое шальное сердце.

- Разберемся – самонадеянно сказал я.

На деле все оказалось несколько сложнее. Японский приборчик снимал
показания о пульсе, сердцебиении и прочем с нескольких присосок на груди и
руках девушки. Исследование длилось сутки и прерывать его не было никакой
возможности, на выдаче результатов это означало бы кратковременную смерть и последующее воскрешение пациентки. Что достаточно трудно будет объяснить
маме-доктору.

- Может снимешь его?

- На этот прибор очередь на месяц вперед и мне выдали его по большому блату.
Мать прибьет если я накосячу.

К тому же этот японский гаденыш работал на аккумуляторах, которых, по
словам врача должно было хватить на трое суток.

В общем если бы это был средневековый пояс верности, к нему было бы в сто
раз проще найти подход, чем к этому чуду современной мысли. Я смотрел на
японца, который поселился чуть выше джинс на желанном теле, а он смотрел на
меня, подмигивая то синим, то зеленым светодиодом.

- Может просто не будем обращать на него внимание и займемся чем-нибудь
интересным? – с надеждой спросил я

- Ты что?! С ума сошел?! Он же все зафиксирует. Меня после такого в
кардиологию как минимум на месяц упекут. И тогда уж точно не скоро…

Я попытался изобразить невозмутимость и предложил попить какао, ибо чай в
нас уже не лез. Вместе с какао мы плавно переместились на диван и стали
сокращать дистанцию, забыв про все. Мы все дальше заходили в нашем валянии на диване. Как вор обманывающий лазерную сигнализацию я обходил датчик.

- ЯПОНАМАТЬ!  - вскрикнул я  и отпрыгнул – Ты чего делаешь? Ладно, у меня
мозг не работает уже, но ты то должна соображать. У тебя же датчик!

- Точно… — расслаблено улыбалась она – может правда забьем на него?

- Да уж, думаю, твоя мама передаст мне большой привет, когда увидит
результаты исследований.

Мы попытались отвлечься, посмотреть что-нибудь. Но то и дело обнаруживали
себя в положениях неблагоприятных для проведения исследования сердца.

Иногда я вскакивал, бился о стену головой и вопил: «Ну почему именно
сегодня?!». Иногда она вставала и выходила вон со словами «я больше так не
могу», но потом возвращалось и все продолжалось.

Если бы на датчике был установлен аналоговый эквалайзер, по типу тех, что
были на кассетных магнитофонах, с прыгающей стрелкой, он бы точно очень гнулся
в правую сторону. Металлике пришлось бы порвать не одну струну, чтобы так
накренить эквалайзер, который сегодня незримо показывал наше внутреннее
напряжение.

- Можно я оторву присоски? Ну хотябы парочку?

- Нет, я потом не смогу их закрепить на место.

Через некоторое время мы просто смирились с ним и издевались друг над
другом. Как только могут издеваться два изощренных мазохиста. Не было сил ни
остановиться, ни довести дело до конца. Истерзанные, но довольные мы расстались за полночь.

На следующий день, как и планировалось прибор сняли вместе с показаниями. А
через неделю пришли результаты исследований. Уж не знаю как она объяснила маме скачкообразную ломанную на диаграмме и пики в районе 12 ночи, но мы потом очень смеялись тыкая в график и вспоминая чем мы занимались в этот период времени.

Весна толкает нас на разные глупости. И пусть не многим удается
зафиксировать это документально с графиками и диагнозами, но я хочу чтобы
каждый из нас посмотрел на свою жизнь с точки зрения японского датчика. Пусть
там будут взлеты и падения, любови и ненависти, но главное, чтобы этот график
не свелся к ровной линии, когда-то занявшей место посередине, между слов «жив» и «мертв».

Цитата: На многих могильных плитах следовало бы высечь: Умер в 30 лет. Похоронен в 60. (Николас Батлер)

KITCH, февраль 2010

 

 

  • http://lmrmolodoy.livejournal.com/ lmrmolodoy

    Знаю такой датчик. Могли бы потом сказать, что спортом занимались :)

    • http://olegkitchenko.com/ kitchenko

      Ага, плавали в 12 ночи :)

  • http://lmrmolodoy.livejournal.com/ lmrmolodoy

    а вообще прикольный случай, конечно.

  • http://dawn_architect.livejournal.com/ dawn_architect

    Смысл названия дошёл не сразу. Старею.